Hockey Club Atlant (Moscow Region)
Log in through

Hockey news in media

В субботу «Атлант» в Мытищах разгромил «Локомотив» в шестом матче серии — 8:2 и вышел в финал Кубка Гагарина

4.04.2011

Когда-нибудь, подперев щеку ладонью, я буду вспоминать этот день. С каждым годом воспоминания будут обрастать новыми и новыми подробностями. Впрочем, многого придумывать не придется - расщедрившаяся жизнь подбрасывала в этот вечер сюжет за сюжетом.

 

Мытищинские трибуны взревели - это сорокалетний Олег Петров оформил хет-трик. Большинство корреспондентов гола не видели, дожидаясь чемпионов "Запада" под трибунами. Кто-то на ходу сочинял вопросы Мареку - но, услышав фамилию забившего, решил задать их Петрову.

 

…Ярославские игроки, отличные хоккеисты, давным-давно не пропускавшие восемь шайб в свои ворота, шли к своей раздевалке. Стараясь не сталкиваться глазами с репортерами. Мытищинские пацанята выучили эти заслуженные имена и лица. Свесившись в проход, клянчили: "Дядя Костя, дядя Костя, дай клюшечку…"

 

Константин Руденко мрачнел сильнее прежнего. Клюшечку не отдавал, сжимал изо всех сил.

- Дядя Саша, дядя Саша…

 

Александр Гуськов смотрел в пол. Слышать ничего не желал.

 

- Дядя Рахунек!

 

Сбылось! Капитан "Локомотива", замедлив шаг, аккуратненько передал клюшку самому щуплому. Тому память на всю жизнь - а Рахунек на этот сезон отыгрался. Пора в отпуск.

 

Пан Вуйтек дарил улыбку нашкодившего Альхена всем и каждому. Вот он-то точно отдал бы клюшку. Но в руках был только бесполезный планшет с игровыми схемами. Я присмотрелся - векторы, стрелки… Все вели к воротам "Атланта". Но завели куда-то не туда.

 

Самый отважный из операторов, присев на корточки, снизу крупным планом выхватил лицо 38-летнего Александра Вьюхина. Тоску вратарских глаз. Я внутренне сжался. Ну, думаю, славный ветеран долго размышлять не станет - жахнет клюшкой по камере. Но нет, всего лишь прикрыл объектив ловушкой. Отстаньте все.

* * *

Кто-то расталкивал вереницу ярославских игроков, скорбной колонной плетущихся к раздевалке. Бог мой, да это ж Милош Ржига умчался со льда, не дожидаясь награждения. Ярославские хоккеисты смотрели пану Милошу в спину с недоумением - мало того что на площадке восемь накидали, так еще и в коридоре покою не дают. Ржига на ходу сбросил пиджак, оставшись в купеческой жилетке. Увидев другого счастливого человека, гендиректора "Атланта" Андрея Веревко, набивающего ответ на тысячную поздравительную эсэмэску, накинулся с медвежьим ревом. Обхватив, приподнял над полом. Мы победили!

 

Директор "Атланта", казалось, с трудом удерживает слезы. Это и его победа. Во многом - его. Кто там говорил, что Веревко - человек нехоккейный? Может, это и к лучшему, что не хоккейный.

 

А во-вторых - еще какой хоккейный…

 

Со стороны косился на чужой праздник Вуйтек. Хотел подойти, но сдерживался. Ржига запросто мог приподнять, расцеловав, и его - пан Милош той секундой поздравлявших не сортировал.

 

Эмоции переполняли - и в раздевалке усидел Ржига недолго. Взять себя в руки так и не получилось - и веселый пан плюнул на это дело. Отдался эмоциям, отвел душу - и через минуту мчался обратно, к своей команде. По второму разу обняв директора.

 

А на льду выкинул такое, о чем игроки и корреспонденты будут вспоминать долго, - по-цыгански сбросив пиджак, бросился на колени перед собственной командой. Так и проехал метра три - заставив оцепенеть видевших многое. Но не такое.

 

- Такого я точно не видел, - улыбаясь, покачивал заслуженной головой Олег Петров. - Милош - человек эмоциональный…

 

Секунды не прошло - "Атлант" опомнился. Кинулся к своему тренеру - не вечер же напролет стоять ему на коленях.

* * *

У раздевалки "Локомотива" я наткнулся глазами на транспарант, расписанный болельщиками. Понятно, почему Ярославль едва не зацепился в безнадежной ситуации за серию - от такой любви крылья вырастают. Я достал блокнот, принялся переписывать: "трудно, но вытянем". "Обещаю стирать, как в лучших домах. Маня". "№4 - помоги команде и молодым".

 

Кто ж у Ярославля четвертый номер? Ах, Рахунек… Ну он-то точно помог молодым. Своими глазами видел.

 

Из раздевалки "Локомотива" высунулся странный человек. Обмерил меня взглядом:

 

- Спасибо, что написали про нас, сфотографировали…

 

И исчез.

 

Я пожал плечами - и вам спасибо.

* * *

Олег Петров , облокотившись на черенок клюшки, о чем-то рассказывал, рассказывал. Я подошел, прислушался. Некий старец заваливал героя матча восхитительными вопросами. Расспрашивал о годах юных, золотых.

 

- Вы ведь и в ЦСКА поиграли?

Петров смотрел со смятением. Поиграл. Только когда это было?

 

- Ржига - психолог?

Петров кивнул. Еще какой психолог.

 

Я, протиснувшись поближе, решил беседу освежить.

 

- Не боялись, что в третьем периоде "Локомотив" забудет про хоккей - и будет вас просто выносить? Как Урычев - Нестерова?

Петров взглянул исподлобья, будто Урычев - это я.

 

- Так нельзя вести себя на площадке. Настолько откровенно идти в ногу! Я понимаю, парень молодой. Но в НХЛ бы ему…

 

Петров замялся, подбирая слово - а потом выдохнул:

- Башку оторвали.

* * *

Мимо меня прошли отец и сын Тихоновы. Василий Викторович поздравил корреспондентов с победой. Такого человека не провести, он сердцем чует. Мне пожал руку со значением. Тихонов-старший коротко кивнул - на рукопожатия Виктор Васильевич нынче не горазд. Сломана рука.

 

Я думал, заглянут в раздевалку "Атланта" - но нет, прошли дальше. То ли к выходу, то ли к Вуйтеку. С соболезнованиями.

 

Вернулись через некоторое время.

 

- К нам пришел великий человек русского хоккея! - воскликнул Ржига. Готов был уже и Виктора Васильевича сжать в объятиях, но заметил гипс.

 

- Какое же вы большое дело сделали, - Виктор Васильевич едва не прослезился. - Какие молодцы.

 

Разглядев знакомые лица, сосредоточился на персональных поздравлениях - бывшим своим игрокам Мозякину и Хомицкому. Мозякин, не удержавшись, Виктора Васильевича аккуратно расцеловал. Уколов бородой.

 

Корреспондентов в раздевалку "Атланта" набилось больше, чем игроков.

 

До меня донесся обрывок разговора - Константин Барулин, смеясь, требовал, чтоб на его счет записали тот самый, всем памятный гол Чурилова.

 

- Первый мой гол за 27 лет - и отняли! А я точно последним шайбы коснулся!

 

Ответственные за статистику, примите меры.

* * *

Мытищи ревели клаксонами - кто б мог подумать, что город так умеет ликовать. Человек случайный, о хоккее понятия не имеющий, решил бы, что город сошел с ума. Разбежались шизофреники. Ревущие автомобили пугали вышедших прогуляться перед сном старух.

 

Кто-то накидывался с поздравлениями на пожилого постового. Желтая куртка, зеленая - велика ли разница?

 

- С победой тебя.

 

- Спасибо, - обернулся тот. - Здесь моя победа…

 

И указал полосатой палкой в сторону автомобилей. Те остановились.

 

- Извини, папаша, не разглядел, - развел руками фанат. - Я в линзах.

 

Я шел к дому и думал: если "Атлант" будет играть так же в Уфе или Магнитогорске - сопернику по финалу придется туго. Класс сопоставим, а настроение у "Атланта" - о-го-го.

* * *

До этого была игра. Кто-то скажет - игра забудется, счет останется. Но такую попробуй забудь.

 

Стоило Ирглу поразить собственные ворота - в пресс-центре Мытищ немедленно отыскались те, кто не верил в общую победу "Атланта" даже после трех побед: "Мы говорили, мы знали, мы не обольщались…"

 

Но "Атлант" был словно пружина, такую команду не остановить дурацким автоголом. Секунды прошли - получай, "Локомотив", от Уппера! 1:1!

 

Трибуны завелись. Суббота перестала быть сонной. Хозяева играли словно в большинстве, напирая и напирая. Со штрафником Ирглом в первых рядах.

 

К концу первого периода ясно было, для кого ставятся в Мытищах музыкальные композиции, близкие к "Реквиему". Пусть счет ничейный - но "Локомотив" плыл.

 

Впрочем, в предыдущем матче все складывалось точно так же - а концовка вышла сами знаете какая.

 

Здесь "Локомотив" тоже огрызался - вспомнив лихую хоккейную юность, прорывался к воротам Иван Ткаченко. Если прежде такие проходы завершались голами - нынче метнул шайбу над перекладиной. Запас фарта у Ярославля иссяк. Лучше всех знает это Галимов - остался невесть как один перед воротами "Атланта". С броском не сложилось.

 

Судьи посильно поддерживали интригу - "Атлант" куда чаще гостей играл в меньшинстве. Заставляя Ржигу колотить по борту руками. Федорова отправили отдыхать на десять минут. Но "Локомотив" и "Атлант" роднит одно: играют по-настоящему, когда всерьез припрет. Мытищи выстояли.

 

Чешский флаг, невесть как раздобытый, реял за воротами Вьюхина - ведя на подвиги пана Марека. И пожалуйста - с острого угла пробил бывалого ярославского вратаря. Эх, Вьюхин. А вот и Мозякин - в "домик". 3:1!

 

Вуйтек сверлил глазами пол. Он все понял. Готов был той минутой поменять все - образ жизни, галстук, вратаря.

 

Мозякин отныне знал, куда бросать, - метил Вьюхину между щитков. И все получалось - только шайба, миновав вратаря, ползла игриво по ленточке. "Хорони!" - голосили трибуны.

 

Впрочем, и два гола форы у такого "Атланта" было не отыграть. Корреспонденты развалились в креслах. Интрига умерла.

 

Вуйтек перед третьим периодом наверняка повторил слова, которые говорил в Ярославле, - та игра была спасена. Только вот Ржига на сей раз нашел другие для своей команды. "Атлант" и не думал беречь преимущество. Соотношение бросков перед заключительной третью страшно было выяснять. Коллеги сверились с протоколом: действительно страшно. Лучше мне не знать".

* * *

Всякая новая шайба в ворота "Локомотива" казалась эффектной точкой. Вьюхин, утирая пот, уступал место в воротах Кочневу. Дмитрий начал сезон - Дмитрию и заканчивать.

 

Даже на перерыв Кочнев уезжать не хотел - уж команда скрылась в раздевалке, а голкипер продолжал выделывать что-то телом в воротах. Пока не подъехали девчата в коротких юбочках, не оттащили ворота в сторону. Соревноваться в мощи с заливочной машиной Кочнев не стал.

 

Все было бы здорово, если б не страшный прием Урычева против Нестерова. Встретил игрока "Атланта" коленом в колено, и не разобрать было - то ли нарочно, то ли нет. Но смотрелось жутко. Кое-как поднявшись со льда, Нестеров насилу дохромал до раздевалки.

 

Камера выхватила лицо Вуйтека. Добрый пан моргал то одним глазом, то другим. Наверное, это что-то нервное. Но он-то выжал из "Локомотива" все, что мог.

 

Кто-то из игроков "Атланта", не дожидаясь сирены, ушел со скамейки. Возможно, его отправили за шампанским.

 

- Где бланки церемонии? - горячился кто-то в пресс-центре.

 

Должно быть, церемония была готова еще несколько дней назад.

 

- Какие титулы у Аленичева? - уточнял диктор. - Он член Совета Федерации?

 

- Он тренер юношеской сборной…

 

Понятно стало, почему Аленичев не пропускал последние игры "Атланта". Готовился награждать. Не его вина, что церемония откладывалась и откладывалась вместе с бланками. Дмитрий готов был бы и в Ярославль поехать на седьмой матч, если б жизнь заставила.

 

Но - не заставила.

Система Orphus

3.04.2011