Hockey Club Atlant (Moscow Region)
Log in through

Hockey news in media

15.04.2011

О БУМАГАХ…

Все началось с Берта ван Лингена.

 

Мы хотели пригласить в редакцию технического директора РФС. Поговорить о детском и юношеском футболе, поспрашивать о его идеях, о новой программе развития юношеского футбола в нашей федерации. Не самая интересная тема для читателей, но она крайне важна для перспектив страны на ЧМ-2018.

 

– Пришлите бумагу, напишите, что вам нужно, – сказала девушка Ирина в пресс-службе РФС. – Мы передадим ее помощнику Ван Лингена. С вами свяжутся.

 

– Спасибо, до свидания. Ван Линген уже не нужен.

 

– До свидания.

 

Нет Ван Лингена, значит, будем писать про команду хоккейного Петржелы – Милоша Ржиги.

 

Впрочем, была и еще одна причина для поездки в Мытищи. КХЛ, народившийся хоккейный монстр, уже сейчас не просто создает конкуренцию футбольной премьер-лиге, он эту конкуренцию – во всяком случае в регионах и за кошельки платежеспособной аудитории – выигрывает. Чтобы понять, почему, надо самому пощупать хоккейное чудо.

 

Лучше, чем на финале, сделать это, по идее, не получится нигде.

 

Едем в Мытищи.

АККРЕДИТАЦИЯХ…

Для журналиста хоккей начинается с аккредитации. Предупрежу ваше недовольство нашей внутренней кухней – это последнее, что я скажу в этом материале о журналистских проблемах.

 

В КХЛ есть то, от чего премьер-лига отказалась несколько лет назад, – сезонный пропуск для репортеров. Футбольная лига несколько лет печатала сезонные аккредитации, а потом отдала все в клубы. Потому что: а) при аккредитации, выдаваемой клубами, легче отсечь неугодных журналистов, б) под видом журналистов по прежним аккредитациям (на них не было фото) на стадионы стали ходить люди, которые не являются репортерами, и в) потому что печатать такие аккредитации дорого.

 

В результате премьер-лига вернулась во времена начала века, когда каждый клуб сам решает, каких журналистов он хочет видеть. Задача успешно решается. Недавно самарский клубный руководитель Развеев «приглушил» отношения с местной «Комсомолкой» из-за того, что репортер дословно привел его же слова, сказанные на встрече с болельщиками, которая в прямой трансляции была показана на сайте. Кому станет лучше, если в самой тиражной газете страны не будет информации о «Крыльях»?

 

Задача «б» не решается, потому что в ложах прессы зачастую сидит пьянь в фанатских шарфах, которую туда усадили по дружбе. Об этом много говорилось и писалось, результата нет. Задача «в» тоже решена – клубы печатают недорогие квитки.

 

Господа клубные руководители, посмотрите на свои трибуны. На премьеру сезона в Нальчике (на «Зенит»!) пришли 6 тысяч болельщиков, на открытие в Самаре – менее половины стадиона… На «Динамо» с «Кубанью» – 5 тысяч, на фамильное серебро чемпионата «Зенит» – ЦСКА до последнего оставались билеты. В Казани пишут удивительные цифры посещаемости, а реально, по телетрансляции, народу там значительно меньше.

 

Футбол потихоньку отсекает не только неугодных журналистов, но и обычных болельщиков.

КОРДОНАХ…

Народу в Мытищах было много – около восьми тысяч. В таких аншлаговых случаях в футболе обычно публику просят прийти заранее, потому как клуб не способен справиться со своими обязанностями в плане допуска на стадион.

 

Пришел к входу за полтора часа. Милиции мало, толпа не рассекается мордами лошадей.

 

Молодая мама в коляске прогуливается с ребенком. Говорит, папа пошел на хоккей, она и сама раньше ходила, да как сейчас с ребенком? Девушка вообще-то гуляет на прилегающей к арене территории, здесь должны быть кордоны. Один, второй, а третий – у самых ворот рая, у входа во дворец.

 

А кордон – один. Десять рамок, десять полицейских, ощупывают придирчиво, время матча поджимает, очередь нервничает. Оглядываюсь – прямо по периметру стены напротив рамок металлоискателей установлены четыре плазменных телевизора. Телевизоры включены, там идет прямая трансляция из дворца. Как думаете, совпадение?

 

Познакомился с компанией башкиров. Жалуются: в Уфе построили дворец на 8 тысяч народу. Семь тысяч раскупается по абонементам, а на оставшуюся тысячу много желающих. В общем, надо строить новый, более вместительный дворец.

 

И вовсе не потому, что Уфе дадут провести матчи чемпионата мира. Строиться надо, потому что этого хотят люди. Не те, которые ухают, матерятся, дерутся. Хотят нормальные рядовые болельщики. От этой прямой зависимости мы вообще-то отвыкли в футболе.

ДЕТЯХ…

Направо от входа во дворец – детский уголок. Одна самодельная установка «попади мячиком в дыру – получи приз», два настольных хоккея, футбол, пара столов для аэрохоккея, баскетбол, столик для рисования.

 

Одна попытка в игровых автоматах – 50 рублей. Конкурсы – бесплатно.

 

Детей много. Конкурсами руководит девушка с крылышками ангела. Говорить отказалась, отправив к руководителю Эмилю в 2004-й кабинет.

 

Тот представил скромницу – актриса театра и кино Антонина Деманова. Я посмотрел на сайтах досье, стесняться там совершенно нечему, роли в «Адмирале», сериалах «Не родись красивой», «Папины дочки».

 

– Дорого все это? – спрашиваю Эмиля, кивая на детский уголок.

– 13 тысяч рублей – один матч. Диджей плюс аниматор. Актеры у нас хорошие – ГИТИС, «Щука»… Платит за это клуб.

 

– Эти деньги отбиваются за игру?

Эмиль что-то посчитал в уме, а я привык, как только собеседник делает паузу хоть на две секунды, он соврет.

 

– Нет, – последовал честный ответ.

 

– Тогда зачем?

– Потому что грустно – без детей. Была идея у нас – сделать шатер, как в цирке, и для детей в перерывах устраивать представления, – продолжил атлантовский коммерсант. – Но кризис помешал… А такое, как сейчас, в футболе тоже делать можно. Футбольные, как и хоккейные, клубы этих 13 тысяч даже не почувствуют.

 

Трудно не согласиться. В футболе готовы платить аж 200 тысяч, чтобы только не включать в заявку молодых русских игроков.

ТАНЦАХ И КУБКЕ…

Решил выяснить на своей шкуре: на что готовы пойти в Мытищах ради болельщика, выполнения его желаний?

 

Идея первая. В специально огороженной зоне на постаменте стоял Кубок Гагарина.

 

– А можно рядом с кубком сфотографироваться? – спросил я у охранника.

 

С таким же успехом я мог спросить у Вячеслава Быкова на пресс-конференции, нельзя ли мне выйти на минутку в большинстве в составе его «Салавата».

 

– Нет, вы можете сфотографироваться либо на фоне кубка, – ответил охранник; речь шла о кадре метрах в 10 от трофея, – либо в перерыве пройдите на трибуну за воротами и там сфотографируйтесь.

 

В общем, так все и делали. Народ занимал выгодную позицию и делал фото на фоне.

 

Я прекрасно понимаю, что сам кубок стоит нескольких гектаров земли на Новой Риге, но...

 

Недавно премьер-лига совершила прорыв, выставив накануне матча в редакции «Советского спорта» трофей за суперкубок. Не скажу, что от желающих не было отбоя, но ведь и мы анонсировали событие день в день, а до редакции надо было добраться в разгар рабочего времени.

 

Но с кубком ничего не случилось.

 

Потому что ухающей, дерущейся публике, которой на футболе все больше, сам футбол, трофеи, их история не нужны.

 

А хоккейным болельщикам Кубок Гагарина, судя по ажиотажу вокруг него, нужен. Так дайте народу во время четвертого матча возможность сфотографироваться рядом с трофеем.

 

И вторая идея. Только не смейтесь. Я возжелал выступить с группой поддержки «Атланта» прямо во время матча. В принципе, если Евгений Серафимович Ловчев может сплясать ламбаду с начальницей визового отдела посольства ЮАР (было это во время розыгрыша вувузел среди наших читателей), то почему я не могу сделать то же самое со стройными девчонками в финале Кубка Гагарина?

 

Подошел к ограждению, меня провели к Наталье Барулиной – руководительнице ансамбля. Надо сказать, что Наталье нелегко, ее муж защищает ворота «Атланта», она волнуется.

 

Меня выслушали, ничуть не удивились (уже кто-то плясал?), попросили подойти к перерыву.

 

Подошел, но мне объяснили, что сейчас не стоит: «Все на нервах».

 

Ладно, главное, в принципе понятно, что при меньшем нервяке можно кое-чего добиться, люди в «Атланте» все-таки творческие работают.

 

Дерзайте!

ПОРЯДКЕ ВЫХОДА С ТРИБУН…

В паузах на табло демонстрировались два сюжета. Сюжет первый – мальчишка трогательно-строго просил публику вести себя достойно. Публика заразительно смеялась, и для матчей такого накала несколько монет, полетевших с трибун в третьем периоде, – просто чих. Действует приемчик?

 

И второй сюжет. Раз за разом болельщикам напоминали о Дне космонавтики. Довольно поучительно.

 

Информация футбольной лиге к размышлению. Не знаю, какой была мотивация у КХЛ, чтобы дать трофею имя не хоккеиста, а космонавта, но у футбола есть свой светлый образ – Лев Иванович Яшин. Почему бы имя Яшина не дать Кубку страны, не организовать мощную пиар-кампанию? Почему бы во время перерывов в футболе, как в хоккее про космонавтов, не рассказать о ветеранах? Только чур делать это интересно. Почему бы не сделать такие же забавные клипы, как с этим ребенком, которые могли бы заменять монотонные объявления о порядке выхода с трибун?

 

Да, о порядке выхода с трибун никого не предупреждали. Арена опустела за 10 минут. А гостевой сектор продержали еще 10. Там не протестовали.

…И КОНКУРЕНЦИИ С ФУТБОЛОМ

Каков итог? Могу ли я опровергнуть устоявшееся мнение о том, что футбол – это телепрограмма «Максимум», а хоккей – «Пока все дома»?

 

Могу. Но не буду этого делать. В хоккее далеко не все хорошо. Но я увидел в Мытищах желание считать людей Людьми, а не скотом, который надо загнать в отстойник, рассортировать на группы мордами лошадей, унизить несколькими подряд осмотрами на кордонах. Увидел, что детям тут рады. А ведь полиция на футболе и хоккее работает одна и та же. Так почему отношение к людям разное?

 

В целом все увиденное напомнило мне мегамолл, где есть и зрелище – кинотеатры, как правило, и кафешки, и развлечения, и магазины. Тот, кто додумается встроить ледовую коробку и трибуны тысяч на 10 зрителей в большой торговый центр, может стать хоккейным Гагариным и огребет славу на века.

 

Пока же у меня не сложилось мнения, что КХЛ в Москве (подчеркиваю, именно в Москве) может стать серьезным конкурентом премьер-лиги.

 

Пока в столице не появится звездная команда, претендующая на первое место, играющая только в классном дворце на Ходынке, конкуренции футбол не почувствует.

 

До Мытищ я добирался от редакции (метро «Динамо») на метро, потом на электричке, потом на маршрутке – в сумме около двух часов. Обратно – точно так же, дома был в 23.45. Вряд ли найдется много желающих ездить так на каждый матч.

 

Значит, будущее КХЛ как главной лиги российского спорта равно счастливому будущему московского хоккея.

P.S.

Вечером, когда я был на хоккее, мне звонили из футбольной федерации. К сожалению, звонков не слышал. Может быть, Ван Лингену сообщили о нашей просьбе устно, без заноса бумажки его помощнику?

 

Система Orphus

15.04.2011