Hockey Club Atlant (Moscow Region)
Log in through

Hockey news in media

Испытано на себе

20.07.2011

Корреспондент «Советского спорта» участвовал в первом медобследовании финалиста Кубка Гагарина  

Когда из Мытищ позвонили в редакцию и пригласили на первое предсезонное обследование команды, ответ «да» прозвучал моментально. Отчего же не пройти хотя бы некоторые тесты для хоккеистов? А потом сравнить свои результаты с показателями профи. «Все устроим», – ответили в «Атланте». И вот вчера утром корреспондент «Советского спорта» отправился в медицинский центр Росздрава.

ПОРА НА ПРОСМОТР...

В фойе центра уже несколько телекамер, но, похоже, персонал это нисколько не смущает. Беглого взгляда на стены с фотографиями хватает, чтобы понять почему. Вот скромно улыбается с кресла форвард футбольного «Спартака» Веллитон. Вот снимают провода на присосках со спины его одноклубника Макгиди. Вот тянется на тренажере Светлана Мастеркова. А вот в компании врачей центра Евгений Плющенко… Дальше галерею рассматривать некогда.

 

– Приехали? Возьмите ключ от шкафчика, переодевайтесь, – командует руководитель медицинской службы «Атланта» Андрей Багдасарян. – Потом – в тренажерный зал.

 

– Сейчас мы протестируем мышцы ваших ног по нескольким параметрам, – встречает корреспондента «Советского спорта» инструктор-методист Денис Внуков.

 

И показывает на аппарат, который, честно говоря, вызывает не самые приятные ассоциации. Особенно когда меня двумя автомобильными ремнями притягивают туго к спинке, а ногу еще плотнее пристегивают к жутковатому прибору. Он начинает подниматься и до боли выпрямляет ногу.

 

– Ничего, сейчас поправим, – успокаивает доктор. – Сначала – разминка, затем сопротивление аппарата будет самым большим. Надо выпрямить и согнуть ногу пять раз. Поехали!

 

Стараюсь изо всех сил, но все равно кажется, что хоккеисты с таким упражнением справляются играючи. После третьего подхода и смены ног футболка на спине уже мокрая. А Денис всматривается в графики на мониторе.

 

– Что ж, результат совсем не плохой, – вдруг обнадеживает он. – Мы суммируем несколько показателей и выводим коэффициент. Чтобы вас не утомлять обилием цифр, скажу, что у большинства хоккеистов он составляет 2,5. У вас – 2,0. Вы занимались спортом?

 

Если бы на мониторе была еще и шкала самооценки, она в этот момент резко пошла бы вверх. Я-то думал, что показатели журналиста, который большую часть дня проводит перед компьютером, будут болтаться далеко вне «зоны плей-офф».

 

Услышав результат, врач «Атланта» Алексей Огородов в шутку предлагает мне подписать просмотровый контракт…

…ИЛИ СГОНЯТЬ ЖИР?

Однако уже в следующем кабинете мне становится понятно: свой график самооценки я могу аккуратно порвать на мелкие кусочки и отправить в урну.

 

– Здесь мы снимаем антропометрические данные и определяем вашу мышечную и жировую массу, – объясняет врач. – Встаньте сюда и возьмите в руки этот прибор. Смотрите прямо.

 

Несколько секунд со штуковиной, похожей на губную гармошку, в руках – и вот он, безжалостный приговор.

 

– На спортсмена вы не похожи, – констатирует доктор, взглянув на график. – Явный переизбыток жировой массы.

 

Возвращенный с небес на землю, грустно иду обратно в холл. А там прохаживаются подтянутые и отдохнувшие игроки «Атланта». Оба голкипера команды – Константин Барулин и Дмитрий Кочнев, судя по всему, в отличной форме.

 

– Отдыхал с семьей в Турции, в Белеке, – делится впечатлениями об отпуске Барулин. – Почему именно там? Ребенок пока маленький, не хотелось нагружать его дальними перелетами. Провели на море целый месяц. Классно! Да и вообще у меня все хорошо.

 

Неожиданно вратарь достает из вазы три апельсина и начинает ими жонглировать с ловкостью циркача.

 

– К сезону готов, – острят проходящие мимо партнеры.

ЛЕВАНДОВСКИЙ – МАШИНА!

А идут они в знаменитый 103-й кабинет, чтобы пройти самое трудное предсезонное обследование – стресс-тест. В чем его суть? Игрок становится на тренажер – беговую дорожку – и надевает кислородную маску. Все тело его облеплено датчиками – поехали! На дорожке – Кочнев.

 

– Дмитрий, начальная скорость дорожки – шесть километров в час, – объясняет доктор Олег Зиновьев. – Угол наклона не меняется, но с каждой минутой скорость возрастает на один километр в час. Ваша задача – выложиться по максимуму. Если будут неприятные ощущения – говорите сразу мне.

 

– Я, наверное, долго не пробегу, – опускает глаза новичок «Атланта».

 

– Все так говорят, а бегают по 12 минут. Начнем.

 

Спустя восемь минут пот уже не капает, а буквально течет с голкипера на дорожку, которая бежит все быстрее.

 

– Дмитрий, все нормально?

 

Кочнев кивает головой и ускоряет темп. На поручне – большая красная кнопка.

 

– Экстренная остановка? – интересуюсь у доктора.

 

– Да. Но обычно я сам останавливаю тренажер, если что-то не так. А на кнопку иногда сами спортсмены давят. Им в коридоре коллеги-шутники наговорят: мол, как чуть-чуть устанешь, так и жми.

 

Кочнев все бежит, а на мониторе видно, как работает его сердце.

 

– До какой скорости может разогнаться пульс? – снова пытаю доктора.

 

– Зависит от возраста. Чем спортсмен старше, тем меньше максимальный пульс. У молодого он может зашкаливать за 200 ударов в минуту. Дмитрий, отличный результат. Теперь мыться и обязательно хорошо поесть.

 

Кочневский забег наконец закончен. Давление измерено – оно в норме. Теперь скорее в душ.

 

– Все нормально, – находит в себе силы улыбнуться вратарь.

 

– Вот, доктор, настоящую машину привели вам, – как нельзя кстати слышится из-за двери. В кабинет заходит форвард Эдуард Левандовский. Забегая вперед, можно сказать, что фраза про машину была недалека от истины.

 

– Он и еще мог бы побегать, – скажет врач спустя 12 положенных минут.

 

«Атланты» выходили из 103-го кабинета хоть и усталые, но веселые.

 

– Бегал сначала час для доктора, а потом для себя еще 20 минут, – без тени улыбки заявляет Игорь Мусатов. – Доктор сказал: «Хватит уже, ты мне тут дорожку протрешь». И выгнал…

 

Тесты тестами, а хорошее настроение перед сезоном никто не отменял.

«СМОТРИ НА ТАБЛО! И ГРУСТИ…»

Корреспондент «Советского спорта», пройдя антропометрический тест, сравнил свои результаты (слева) с показателями Эдуарда Левандовского. Я при своем росте имею девять лишних килограммов (90,9 при максимальной норме 82). Мышечной массы почти столько, сколько надо (36,8 при максимуме 37,4), а вот с жиром беда. Вот они, те самые девять кило излишков (26,2 при норме 17,1).

 

Сморю на результаты Левандовского (справа) и чувствую разницу. Как рассуждал ослик Иа из мультика про Винни Пуха: «Жалкое зрелище. Душераздирающее зрелище. Кошмар». Остается только смотреть на табло и грустить.

Система Orphus

19.07.2011