Hockey Club Atlant (Moscow Region)
Log in through

Hockey news in media

Первая тренировка «Атланта»

25.07.2011

 Первая тренировка «Атланта» могла бы стать главным событием дня, если бы игроки команды не придумали шутку про Сушинского и не поддерживали ее в течение всего занятия. А так все спокойно.

 

Самый глупый вопрос, который только можно было задать шведскому тренеру команды Бенгту-Оке Густафссону должен был звучать так: «Вы видели «Атлант»в прошлом сезоне?». Конечно, у него про это спросили. Швед за время работы на чемпионатах мира с национальной командой привык и не к такому (на одном из этапов Евротура в Москве у него строгим тоном попросили разъяснить, почему он не берет в команду Лео Комарова).

 

— Видел несколько матчей плей-офф по шведскому ТВ, — пожал плечами специалист.

 

Он бы мог посмотреть и бейсбол, чтобы составить впечатление о нынешнем «Атланте», в котором то ли 17, то ли 18 новичков. Уже все сбились со счета. И вот почему.

 

Кто-то произнес фамилию Сушинский и журналисты заволновались. Буквально на глазах чья-та шутка превратилась в правдивую информацию. И многие были готовы отправить ее на ленты новостей, но все-таки хотелось увидеть самого игрока.

 

— Сушинский правда у вас? — спросил я знакомого хоккеиста, который за всю жизнь пошутил один раз, когда хотел подраться с Сагденом, чтобы «проверить, что за легионер».

 

— Да, — кивнул он с серьезным выражением лица. — Сидит в раздевалке и велосипед крутит.

 

Ближе к концу тренировки выяснилось, что это действительно неправда. Нет Максима в «Атланте», но он может появиться. Хотя форвард — молодец. Делает все, чтобы о нем не забывали.

 

Зато был Барулин. Он что-то шил в мастерской.

 

— И что это?

— Так вот щиточки надо зашить, чтобы не больно попадало.

 

— А новую форму не получили?

— Должны привезти, но пока нет. Рисовать на щитках ничего не буду, а вот на шлеме рисунок будет.

 

— Какой?

— Секрет.

 

— Нарисуйте Игоря Захаркина, — предложили ему.

 

Барулин отверг идею. Пригляделись к его нынешнему шлему. Один из репортеров, который приехал на хоккей по разнарядке, заинтересовался рисунком.

 

— Что это?

— Атланты, которые держат эмблему. Не стал бы я просто мужиков рисовать. Да еще голых к тому же.

 

Команда разделилась на две группы. Одна пошла в тренажерный зал, а другая на лед. Тем, кто был в зале, пришлось нелегко. Дело в том, что там начались проблемы с кондиционером. Стало душно и качать железно в такой обстановке непросто. Да там находиться было тяжело.

 

Хоть бы один пожаловался тренеру. Хоть бы один проявил недовольство. Молчат, работают. Виктор Бобров упал без сознания, его выводят в коридор, приводят в чувство. Боброва рвет, но он возвращается в зал и продолжает работу. Если бы Виктор ушел в раздевалку, то его бы поняли. Но так мужики не поступают.

 

Константин Руденко улыбается.

 

— Жарко? — спрашивают у него.

— Нормально.

 

Руденко настойчиво отказывается от всех интервью. Просит его понять.

— Я 10 лет интервью не давал, а тут пришел в новую команду и стал с журналистами говорить? Это неправильно.

 

— Так это же беда «Локомотива», что никто не знает о их звездах.

 

— Может быть. Но я пока все равно говорить не буду. Постарайтесь меня понять.

 

В Москве даже Сергей Зиновьев стал разговаривать. Заговорит и Руденко.

 

Самый шумный — Андрей Зубарев, вернувшийся из-за океана. Постоянно то одному что-то скажет, то другому. Например, Дмитрию Шитикову он посоветовал проверять форму, чтобы его фамилию не написали с буквы «щ».

 

— А еще лучше проси называть тебя по имени-отчеству.

 

Шитиков смеется.

 

Игорь Мусатов, качая пресс, косится на экран телевизора и тут же вскрикивает:

— Да что же они показывают такое в 11 часов! Как после этого работать! Как думать о работе!

 

Все смотрят на экран, там легкие эротические сцены. Кажется, показывали российских синхронисток. Причем, этой группе повезло больше, чем предыдущей. Часть команды наблюдала за водным поло, где встречались женские сборные России и США. Девушки молотили друг друга в бассейне так, как хоккеисты на льду.

 

Дмитрий Кочнев знает, что будут у него спрашивать и отвечает заученными фразами:

 

— Если бы я не был уверен в себе, то не подписал контракт с «Атлантом». Хорошая конкуренция никому не вредит.

 

Дальнейший диалог нет нужды транслировать здесь. Там все фразы словно из мрамора.

 

Эдуард Левандовски говорит о футболе. Ждет чемпионат Германии.

— Думаю, что первое место разыграют «Бавария» и Дортмунд. Между ними, все и решится. А сам я симпатизирую «Вердеру», но, говорят, что у них финансовые проблемы, много игроков ушло.

 

Николай Борщевский четко отвечает на все вопросы, забуксовал только на одном.

 

— Как вы расстались с Милошем Ржигой?

— Я не хочу на этот вопрос отвечать. Не хочу. Но в СКА меня не звали, «Атлант» сразу предложил остаться.

 

Борщевский вспоминает, что встречался с Густафссоном на льду, когда «Спартак» играл в Кубке Шпенглера. А вот в Америке не виделись. Скандинав играл там пораньше.

 

— Вы на Кубке Шпенглера хоть раз уронили Густафссона?

— Дорогой мой, — устало отвечает Борщевский. — Я никогда никого не ронял, а забивал голы. Мне некогда было ронять.

 

На льду легкая тренировка. Команда работает на тренировочном катке, а там очень и очень холодно. Простые комбинации, броски. Денис Баев ездит мирно, никого не трогает. Андрей Зубарев тоже не агрессивен. В Чехове бы они так спокойно не тренировались.

 

Шведские легионеры команды пока в сторонке. Держатся вместе. Никто с ними не разговаривают, но и они вопросы не задают. Кто-то из журналистов поздоровался с Юнасом Андрессоном, так он в ответ сразу «How are you?». На автомате, наверное.

 

— Да не видел я Сушинского, — из раздевалки выходит знакомый хоккеист. — Самому интересно, где он играть будет. Не знаешь где?

 

Куда уж? Даже Сушинский не знает.

 

Игорь Мусатов просит кого-то вместо ответа на вопрос, написать «смеется». Видимо, хочет стать журналистом в крупной газете. Мусатов объясняет, что нет ничего страшного в изменении состава. И в прошлом году пришло много ребят, а все закончилось довольно неплохо. Ему хочется верить.

 

— С половинкой дня всех, — приветствует партнеров Константин Руденко после занятий.

 

— Да, уже половинка прошла, — вздыхает кто-то. Но потом, видимо, становится оптимистом. — Целая половина закончилась, все отлично.

 

С понедельника «Атлант» начинает заниматься дважды в день, а 1 августа отправляется в Швейцарию. Туда, где Бенгт-Оке Густафссон  отработал последний сезон.

 

 

 

 

 

 

 

 

Автор: Алексей ШЕВЧЕНКО

Система Orphus

25.07.2011