Hockey Club Atlant (Moscow Region)
Log in through

Hockey news in media

«Я только слышал, что мог перейти в СКА»

15.08.2011

Подписание контракта экс-нападающего «Питтсбурга» Алексея Ковалева с подмосковным «Атлантом» однозначно можно назвать одним из самых громких событий нынешнего межсезонья. Хотя возвращение игроков из НХЛ в Россию уже давно никого не удивляет. Но один из самых неординарных хоккеистов мира по прозвищу АК-27 вроде бы никогда проблем с трудоустройством за океаном не испытывал. Шутка ли, провел в лучшей лиге мира целых восемнадцать лет. И в последней нашей с ним беседе говорил, что желает продолжать играть только в НХЛ...

В России беготня не нужна

– Помню, что такое говорил, – соглашается Алексей. – Но тог- да, когда у меня действовал контракт с «Оттавой». Желание же перебраться в КХЛ не появилось спонтанно. Я о нем подумывал. В НХЛ я прошел через многое. Были и взлеты, и падения, и критика, и похвала. Куда ж без этого... В целом не могу сказать, что остался чем-то недоволен. Просто, видимо, наступил тот момент, когда надо было в своей жизни уже что-то поменять. Возникло желание ощутить что-то новое. И потом я знал, что лига в России процветает, хоккей поднимается.

 

– Поэтому и задумались: а почему бы не напомнить о себе на родине?
– Именно так. Был готов предложения рассмотреть. Но я хотел подписать контракт больше чем на год. А в НХЛ предлагали только на сезон. И то как-то неопределенно. Вроде сначала проявляли интерес, а потом говорили, что нужно подождать. Я уехал в Америку, когда мне было 19 лет. Выходит, почти всю свою карьеру провел за океаном. Теперь возникло желание поиграть и перед своими болельщиками, конечно, тоже. И все мои друзья и родственники рады тому, что отныне могут не только по ТВ на меня посмотреть (улыбается).

 

– Последний раз вы радовали нас своей игрой во время локаута – в 2005 году…
– Да. Но тогда я провел в «Ак Барсе» лишь сезон. И как мне кажется, это немножко не те ощущения, которые будут сейчас. Тогда на предложение Казани я откликнулся сразу. Не оставаться же без хоккея вовсе на целый год. Тогда можно было просто сойти с ума. Помню как сейчас: начал тренироваться в Казани уже на следующее утро после прилета. Понадобилась пара дней для акклиматизации, для того, чтобы привыкнуть к большим площадкам. Оказалось непросто. Наверное, надо было не дополнительные коньки привозить, а дополнительные ноги. Ведь со времен первой забастовки, когда я играл в «Ладе», прошло на тот момент десять лет.

 

– Что-то изменилось?
– Я понял, что играть нужно тактически правильно и экономить силы, а не заниматься беготней. И когда есть возможность – обязательно бросать. Здесь больше передач и меньше бросков. Так что надо будет снова перестраиваться на этот хоккей. В день моего приезда в Мытищи на льду я тренировался лишь второй раз, тогда как ребята уже давно. Мне необходимо как можно быстрее войти в форму. Хочется поскорее «вкатиться». Поэтому и ухожу после тренировок одним из последних .

Нам в «Ак Барсе» не хватало только Марио Лемье

– Масштабы площадок могут быть причиной того, что некоторые игроки, которые показывали хорошие результаты в НХЛ, не могут проявить себя в российской лиге?
– Не верю я в это. Если игрок хороший, он сможет перестроиться и показать себя в любых условиях. Конечно, в России хоккей немного другой. Помимо площадок, нужно привыкать и к другим вещам – блокам, захватам, удалениям. Многие же говорят о том, что в судействе в НХЛ и КХЛ отличия все же есть. Но с другой стороны, если хоккеист талантлив, он должен везде показывать достойный результат.

 

– Насколько для вас важно, в составе какой команды будете играть? Тогда в «Ак Барсе» вы встретились с бывшими одноклубниками по «Питтсбургу» – Алексеем Морозовым, Дарюсом Каспарайтисом...
– Было дело. Нам только не хватало Марио Лемье (улыбается). На самом деле мне без разницы, в каком звене выходить на лед. Если хоккеист старается и выкладывается, то можно играть с любым, и не проблема исправить все нюансы. Что-то я могу дать моим партнерам, что-то новое они могут дать мне. В этом и заключается командная игра – в понимании между игроками. Но самое обидное, когда хорошие хоккеисты есть, а результата нет. Все время анализируешь, в чем же причина…

 

– «Атлант» заметно преобразился. В команде много молодых. Готовы стать батькой-наставником?
– Конечно. Это же очень здорово, когда есть возможность передать свой опыт молодежи. Тем более если они будут нуждаться в каких-то советах, подсказках. По себе помню, когда еще начинал играть в «Динамо» 16-летним пацаном. Порой было страшно сделать что-то не так. Ведь цена ошибки может быть очень большой. Так что к общению с молодыми хоккеистами я готов. Играть с ними мне нравилось всегда, и никогда между нами не возникало никаких проблем. В целом команда у нас хорошая. Игроки техничные, амбициозные. А до прихода в «Атлант» я был знаком лишь с Колей Жердевым и Олегом Петровым. Выступали вместе в НХЛ. Но это неважно, у кого из нас какое прошлое. Все мы занимаемся одним делом. Основное – чтобы все сейчас стали единым целым. Нельзя допустить разделений.

 

– Помимо «Атланта» майку какого клуба вы могли бы надеть в КХЛ? Одно время усиленно ходили слухи о том, что Алексея Ковалева очень хотели видеть в СКА. Насколько эта информация соответствовала действительности?
– Я тоже об этом разве что слышал. Предложений не было. Меня сватали не только в СКА, но и в другие команды. Но все на уровне разговоров так и осталось. Знаете же, иногда говорят, говорят, но в итоге ничего не происходит. Слов- но эти самые слухи кому-то нужны. Что же касается «Атланта», то этот клуб сразу вышел с серьезным предложением, которое меня и устроило. Да и вообще в Мытищах приняли очень душевно. Даже испекли пирог с дарственной надписью. Правда, журналисты довольно быстро с ним справились. Но и я кусочек успел отщипнуть. Было вкусно. Кстати, тогда на пресс-конференции ни один человек не спросил, не хотел ли бы я оказаться в родном «Динамо»? Что тут сказать? Одного желания ведь мало. Они со мной переговоры не вели. Я же не стану проситься сам.

Теперь хочу победить в Кубке Гагарина

– Зато в «Атланте» вас вновь судьба свела с экс-динамовцем Николаем Борщевским. Видела, как на тренировке вы с ним общались довольно много.
– Нам, конечно, есть о чем поговорить, что вспомнить. Знакомы мы очень давно – со времен «Динамо». Вместе выигрывали Олимпиаду и в НХЛ пересекались. Сейчас Николай – старший тренер «Атланта». Я рад, что он нашел себя. И, безусловно, в процессе тренировок мы обсуждаем что и как. Он ведь трудится в российской лиге не первый год.

 

– В отличие от Бенгта-Аке Густаффсона. У руля команд КХЛ стоит довольно много иностранных тренеров. Но шведов еще не было. Помимо того, что вы играли против его сборной на мировых первенствах, где-нибудь еще пересекались?
– Нет. Я, кстати, тоже раньше со шведскими специалистами никогда не работал. А Густаффсона видел только на тренерской скамье на чемпионатах мира. И я, конечно, в курсе того, что его команда в свое время выиграла Олимпиаду и «мир» в 2006 году. В принципе, мне их стиль хорошо знаком. Не один ведь раз мы встречались с этой сборной.

 

– Может, и еще повстречаетесь. Как расцениваете свои шансы на попадание в состав сборной России к Зинэтуле Билялетдинову, которого вы также знаете еще со времен «Динамо» и работали под его руководством в «Ак Барсе»?
– Гадать не хочу. Играть за национальную команду я не отказывался никогда. Конечно, и сейчас, если пригласят, с удовольствием дам на то добро. Но уж как сложится. Надену свитер российской сборной, буду рад. Нет так нет. С годами я ко всему стал относиться более спокойно. Тогда просто пожелаю удачи ребятам и Зинэтуле Билялетдинову, с которым мы, кстати, знакомы с конца 1980-х годов. Представляете, сколько лет уже прошло.

 

– На вашем счету золото и серебро Олимпиады, держали в руках Кубок Стэнли, становились чемпионом СССР и СНГ. К чему стремитесь теперь?
– Очень бы хотел стать обладателем Кубка Гагарина. Я же приехал в КХЛ не для того, чтобы просто, как говорится, номер на площадке отбывать и доигрывать. Как и всегда, ставлю перед собой только самые большие задачи. Слышал о том, что «Атлант» в прошлом году играл в финале плей-офф. Чуть-чуть не хватило, чтобы стать лучшей командой сезона. Мы не должны выступить хуже. Безусловно, сложно обещать со стопроцентной уверенностью, что привезем Кубок в Мытищи. Хоккей есть хоккей. Но по крайней мере будем к цели стремиться. Если же вдруг появится какая-то критика и давление, то опускать руки из-за этого не стоит. Порой такие вещи помогают.

В воздухе экономлю время

– Человеку семейному всегда тяжелее принять то или иное решение. Как восприняли предложение «Атланта» ваша жена и дети?
– Не скажу, что легко. Подписывая контракт с «Атлантом», нужно было все взвесить. Нам проще. Мы с супругой прежде всего думали о детях. Понимали, насколько непростым этот переезд станет для них. Им ведь придется разлучиться со своими друзьями, со школьными учителями. Мальчишки ведь еще занимаются и хоккеем.

 

– Это было вашим желанием, чтобы они пошли по стопам отца?
– Детей своих никогда не буду просить делать то, что им не нравится. Из этого ничего хорошего не получится. В свое время мой отец хотел, чтобы я не шатался по двору без дела. Я и пошел играть в хоккей. Я тоже желаю, чтобы мои сыновья занимались любимым делом. Но чем конкретно – решать им. В Россию они у меня приедут в сентябре. Надо будет найти для них секцию. В общем, новое абсолютно все. Хорошо хоть, что мой новый клуб находится недалеко от Москвы, где все родное.

 

– И в подмосковном Нахабине на турнирах по гольфу вас, наверное, теперь чаще можно будет встретить?
– Пока не знаю. В данный момент вся концентрация только на хоккее. О гольфе думать некогда. Слышал, что в этом году чемпионат России выиграл экс-теннисист Евгений Кафельников. Что ж, поздравляю. Видите, как многих этот вид спорта привлекает. Я же последний раз выходил на поле в начале лета. Но если появится свободное окно, с удовольствием съезжу поиграю. Лучше, конечно, принять участие в каком-нибудь турнире, чем просто в одиночку мячик гонять. Времени не так уж и много.

 

– В вашей жизни есть место еще одному довольно редкому увлечению – вы любите летать на собственном двухпропеллерном самолете. Когда садились за штурвал последний раз?
– Не так давно. Хотели бы узнать, не прилетел ли я на нем в Россию? (Улыбается.) Нет. Пока он остался там. Сейчас не до полетов.

 

– Стаж у Ковалева достаточно большой – 1300 часов. Помните свои ощущения от первого опыта?
– Почувствовал себя тогда абсолютно свободным человеком. И понял, насколько это здорово, когда экономишь время, не тратишь его на автомобильную езду. Пробок – никаких. Быстро, экономично, комфортно. Играя в Оттаве, мог слетать на выходные в Нью-Йорк. А мой самый продолжительный перелет был во Флориду. Он длился порядка четырех часов без посадки. Жена тоже со мной летает. И очень сильно переживает, когда я нахожусь в небе без нее. Как только сажусь на землю, первым делом звоню ей.

Для саксофона нужны хорошие легкие

– От вас всегда можно ожидать чего-то неординарного. Своей многогранностью поражаете. Вы ведь и в музыке успели о себе заявить. Увлечение игрой на гитаре понятно: в компании такой человек всегда в центре внимания, на пианино – довольно распространено. Но вы выбрали именно саксофон. Как так получилось?
– Музыку любят многие. Я не исключение. Выпал случай – я его использовал. В Америке одно время жил известный всему миру джазовый саксофонист Игорь Бутман. Мы с ним познакомились, подружились. Он мне и привил любовь к этому инструменту. Давал мне уроки.

 

– В игре на саксофоне наверняка есть какие-то свои особенности?
– Конечно. Обязательно должны быть хорошо развиты легкие. Это же не пианино, где нужно быстро работать пальцами. Любимой мелодии у меня нет. Предпочитаю играть музыку разную. Например, просто понравившуюся мелодию из какого-нибудь фильма.

 

– Недавно, кстати, говорила с Игорем Бутманом. Ваше возвращение в Россию его очень обрадовало. Сказал, что желает еще что-нибудь полезное с вами придумать. Вы же как-то вместе проводили благотворительную акцию «Детям России» и не только…
– Да. Игорь – человек творческий и деятельный. Обязательно постараемся что-нибудь совмес-тное создать. С ним очень приятно иметь дело. Плюс ко всему о хоккее знает не понаслышке. Играет сам. Участвует в благотворительных матчах. Знаете, наверное?..

 

– Знаю, конечно. Кстати, раз уж мы опять заговорили о хоккее, судя по вашему настрою, поняла, что коньки на гвоздь в ближайшем будущем вешать не собираетесь?
– Пока нет. Планирую выходить на лед на протяжении двух сезонов точно. И если все сложится хорошо, с удовольствием поиграю еще.

 

– Вы как-то рассказывали, что и в пятьдесят не хотели бы с хоккеем расставаться…
– Помню, что говорил. Но все будет зависеть от здоровья. Если позволит, то почему бы и нет (улыбается). Думаю, что можно поиграть в России и через какое-то время снова вернуться в НХЛ на годик-другой

Система Orphus

15.08.2011